Как изменилась моя жизнь с приходом НЯК

Все что не убивает меня, делает меня сильнее.

4
1 034
просм.
Время перемен
Время перемен

Сегодня свое состояние до 2013-го года я вспоминаю с трудом, и это неудивительно, ведь раньше не было привычки анализировать проходящую насквозь меня пищу да и вообще “париться” насчет здоровья. Все шло своим чередом, как и у большинства подростков.

Еще в 2012 году я стал замечать первые капли крови на туалетной бумаге, но абсолютно не придавал этому значения. Оттягивая неизбежный поход к врачу, лишь с приходом января 2013 года наконец-таки решился посетить проктолога. После проведения ректороманоскопии и установки диагноза “эрозивный проктосигмоидит” моя жизнь круто свернула в сторону.

Не успев войти в ремиссию, меня находит сальмонелла. Далее, с апреля по май 2013-го моим домом стало инфекционное отделение областной больницы, а с мая по июль – гастроэнтерология, но уже в общей палате.

Пребывая в этих замечательных местах, во многом пришлось пересмотреть свое мировоззрение в целом и взгляд на самые, казалось бы, обычные вещи, такие как бритье по утрам, прическа, одежда и т.д. Все это отошло не то что на второй, скорее на третий план: во главу угла легли еда, свежий воздух, общение с другими людьми и, конечно же, сон.

Сон, как мне его не хватало! С апреля по середину мая я полноценно спал в среднем по 3-5 часов в сутки: дольше пребывать в царстве Морфея мне мешали сильные боли в животе и безостановочные позывы в туалет. До сих пор с ужасом вспоминаю первую неделю жизни в инфекционном отделении нашей городской больницы с ее отвратительными условиями. Благо, перевод в областное отделение не заставил себя долго ждать.

Помню как от кислорода закружилась голова, когда меня перевозили в отделение центральной гастроэнтерологии спустя месяц лечения от Сальмонеллеза. На улице было нереально зелено и свежо, а я так сильно отвык от всего этого в тесном вакуумном помещении реанимации! Увы, мое состояние было настолько критичным, что я практически не вставал с кровати; возможность вдохнуть полной грудью мне представилась лишь спустя месяц.

Последний, второй месяц, ознаменовался завершением написания в палате дипломной выпускной работы и успешной ее защитой на “отлично”. Далее последовала долгожданная выписка и, наконец-то, “путь на родину”.

По прибытию домой, после пары дней адаптации, я обнаружил, что мне не очень-то и важно как я выгляжу. Заросший, небритый дистрофик, который куда дует ветер, туда и идет. На первом месте стояли нормальный стул без примесей крови, отсутствие болей в животе и много, очень много вкусной еды; все это на тот момент уже было реализовано. Как же мне в больнице не хватало еды! Да, глюкортикоиды, помимо опухшего лица и болей в ступнях, напоминали о себе просто дичайшим аппетитом. Время шло, и в сентябре 2013-го пришлось снова лечь в гастроэнтерологию, теперь уже на контрольное обследование.

Колоноскопия в сентябре и колоноскопия в мае – как земля и небо. В общем, чувствовал я себя довольно неплохо, но решение врачей ввело меня в ступор: “Стероидорефрактерность. Согласен на Ремикейд?” Знай я тогда то, что знаю сейчас, ответил бы “нет”. Ну да не время сожалеть о прошлом!

Каково это, иметь статус инвалида в 22 года? Для меня, беззаботного до 2012 года человека, это было за гранью принятия и понимания. Но иначе капсулы с инфликсимабом было не достать: стоимость его и по сей день сильно “кусается”. Не зря же говорят, что все приходит со временем, и действительное осознание сложившейся ситуации – типичный тому пример.

Так как же изменилась моя жизнь с приходом НЯК? Знаете, она точно не стала хуже.

Ходить в спортзал я начал только в 2015-м году, т.е. спустя пару лет после установки диагноза. Основная идея сего мероприятия была и есть самоутверждение и тренировка силы физической и духовной. Примечательно то, что до болезни меня это не интересовало.

НЯК научил меня любить еду, отдых и ценить каждый прожитый день, как бы странно это не звучало. Если бы не работа, я бы гораздо больше времени проводил на свежем воздухе, которого мне так не хватало в том треклятом 2013-м году. Я и раньше не был чересчур эмоциональным, но сейчас мой характер стал, как бы сказать, более стрессоустойчивым что ли. Понимание того, что излишняя нервозность может мне навредить (в прямом смысле), является сильнейшим стимулом сохранять самообладание в подавляющем большинстве жизненных ситуаций.

Да, повторюсь, жизнь моя хуже не стала. Появились некоторые неудобства, типа необходимости употребления таблеток, периодических обследований и т.п. Но это, на самом деле, мелочи. Никуда не исчезла привычка наблюдать за фактом наличия крови в стуле или ее отсутствия и, боюсь, это на всю жизнь. Однако, это не помешает мне в дальнейшем избавиться наконец от своего неспецифического язвенного колита и рассказать об этом всему миру.

Здоровья вам и хорошего настроения!

4 КОММЕНТАРИИ

  1. “Стероидорефрактерность. Согласен на Ремикейд?” Знай я тогда то, что знаю сейчас, ответил бы “нет”. Ну да не время сожалеть о прошлом! – если не секрет поделитесь этими знаниями, тоже было все хорошо до определенного момента, и диету стал нарушать и дозу сало снизил пока в один непрекрасный день полилось красненькое снизу(((, повышение сало до 4 гр. плюс клизмы и пена снизу результата не дают, вот в раздумье может гидрокортизон попробовать?….

    • Сергей, как минимум, я бы попробовал Кортимент и дальше продолжил бы пить травки. Вот если бы еще через 2-3 месяца не было бы никаких положительных сдвигов – тогда да, привет биотерапия. Мне кажется, я слишком быстро перешел от стандартной терапии к терминальной ее стадии.

КОММЕНТИРОВАТЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here